Регионы

Размер шрифта AA

УФК по Республике Калмыкия
официальный сайт
Предыдущая версия сайта

Расширенный поиск

Информация о положительной судебной практике

«Б.» (далее - истец) обратился в Верховный суд Республики Калмыкия с административным исковым заявлением к Министерству финансов Российской Федерации о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Из искового заявления следует, что 9 октября 2018 года в отношении «Б.» органами предварительного следствия было возбуждено уголовное дело №11802850001000061 по признакам преступления, предусмотренного п. «а», «ж» ч.2 ст.105 УК РФ. 9 октября 2018 года «Б.» был задержан в порядке ст. 91 и 92 УПК РФ, и в последующем постановлением судьи Приютненского районного суда РК в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, в период предварительного следствия срок содержания «Б.» под стражей неоднократно продлевался. 16 октября 2018 «Б.» было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, 22 мая 2019 года ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «д», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК и ч. 2 ст. 167 УК РФ. 13 июня 2019 года уголовное дело с обвинительным заключением поступило в Верховный суд Республики Калмыкия. В соответствии с оправдательным вердиктом коллегии присяжных заседателей от 14 августа 2019 года приговором ВСРК от 16 августа 2019г. по предъявленному обвинению в совершении указанных преступлений, оправдан на основании п.1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за не установлением события преступления. Примененная к нему мера пресечения в виде заключения под стражу отменена с 14 августа 2019 года, за ним было признано право на реабилитацию. 09 октября 2019 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации оставила приговор ВСРК от 16.08.2019 без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя без удовлетворения. Общая продолжительность досудебного производства по указанному уголовному делу с момента начала осуществления уголовного преследования в отношении истца и до вынесения последнего процессуального постановления составила 1 год. Истец считает, что данный срок является необоснованно длительным и причиной этого являются действия органов предварительного следствия и суда, которые нельзя признать достаточными и эффективными. Указывает, что судопроизводство по делу в течение такого продолжительного срока, лишение свободы и содержание под стражей причинили ему моральные страдания. В связи с этим просил взыскать в его пользу за счет средств федерального бюджета компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срока в размере 3 000 000 рублей. В судебном заседании представитель истца «Б.» поддержала заявленные требования, дополнительно пояснила, что ее доверитель «Б.» от производства следственных и судебных действий не уклонялся, препятствий органам предварительного следствия и суду не создавал, своими правами не злоупотреблял. Пребывание под стражей негативно сказывалось на его психическом здоровье, вызвало нервное напряжение, тревогу, а также причинило ему нравственные страдания. Представитель Министерства финансов Российской Федерации просила в удовлетворении исковых требований к Министерству отказать. Пояснила, что согласно пункту 40 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.03.2016 № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» суд при рассмотрении заявления не связан содержащимися в нем доводами и устанавливает факт нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, исходя из содержания судебных актов и иных материалов дела с учетом правовой и фактической сложности дела, поведения заявителя, эффективности и достаточности действий суда или судьи, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, эффективности и достаточности действий начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, руководителя следственного органа, следователя, прокурора, предпринимаемых в целях осуществления уголовного преследования, а также действий органов, организаций или должностных лиц, на которые возложена обязанность по исполнению судебных актов, направленных на своевременное исполнение судебного акта, общей продолжительности судопроизводства по делу и исполнения судебного акта. Исходя из представленных материалов дела и длительности предварительного следствия по уголовному делу (8 месяцев 4 дня), принимая во внимание правовую и фактическую сложность уголовного дела, достаточность и эффективность действий следственных органов и органов суда, производимых в целях своевременного рассмотрения дела, и общую продолжительность судебного разбирательства по делу, срок судопроизводства по делу не является неразумным. Представители заинтересованных лиц – СУ СК России по Республике Калмыкия и Прокуратуры Республики Калмыкия пояснили суду, что расследование уголовного дела в отношении истца производилось в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и с соблюдением процессуальных сроков. В связи с этим полагали, что оснований для удовлетворения иска не имеется. Выслушав объяснения, исследовав материалы дела и представленные доказательства, суд пришел к выводу о том, что действия органов предварительного следствия, а также судов первой и апелляционной инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении истца, проводимые в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, следует признать достаточными и эффективными. При определении разумности и продолжительности срока судопроизводства суд принимает во внимание, что объем вышеуказанного уголовного дела составил 9 томов, в качестве обвиняемых привлечены 2 лица, которым предъявлено обвинение в совершении преступлений различной тяжести: убийство двух лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью и общеопасным способом (поджог), и умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, совершенное путем поджога. В суде уголовное дело рассматривалось с участием коллегий присяжных, судебные заседания назначались в установленные законом сроки, слушания велись непрерывно, перерывы по делу являлись необходимыми и обоснованными, периоды неактивности суда были непродолжительными. Приговоры суда, постановленные на основании вердиктов коллегии присяжных заседателей обжаловались в апелляционном порядке. С учетом критериев, установленных в прецедентной практике Европейского Суда по правам человека, и принимая во внимание правовую и фактическую сложность уголовного дела, достаточность и эффективность действий органов следствия и суда, производимых в целях своевременного рассмотрения уголовного дела, общую продолжительность уголовного судопроизводства, срок уголовного судопроизводства по данному делу нельзя признать неразумным. На основании изложенного решением Верховного Суда Республики Калмыкия от 25 июня 2020 года в удовлетворении административного искового заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок отказано.