Регионы

Размер шрифта AA

УФК по Республике Калмыкия
официальный сайт
Предыдущая версия сайта

Расширенный поиск

Информация о положительной судебной практике

К.Д.А. обратился в суд с административным исковым заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок в размере 30 000 000 рублей.

В обоснование заявленного требования административный истец указал, что 19.10.2015 в отношении него возбуждено уголовное дело № 509945 по признакам преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 199 УК РФ. 18.07.2016 первым заместителем прокурора Волгоградской области утверждено обвинительное заключение и дело направлено для рассмотрения в Красноармейский районный суд г. Волгограда, что вызвало большой общественный резонанс и освещалось в средствах массовой информации.

05.06.2017 К.Д.А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 199 УК РФ, и приговорен к 2 годам лишения свободы. Мотивированный обвинительный приговор был получен 4.08.2017 - через 60 дней после оглашения вводной и резолютивной частей приговора. 01.09.2017 Волгоградским областным судом обвинительный приговор был отменен, уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Основанием для возбуждения 20.10.2017 уголовного дела № 11702180038000096 стали те же материалы, которые послужили основанием для возбуждения уголовного дела № 509945. 14.12.2018 приговором Красноармейского районного суда г. Волгограда К.Д.А. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 199 УК РФ (в редакции ФЗ от 29.07.2017 № 250-ФЗ), и освобожден от наказания в виде штрафа в размере 100 000 рублей на основании пункта «а» части 1 статьи 78 УК РФ в связи с истечением срока давности.

20.02.2019 апелляционным определением Волгоградского областного суда приговор оставлен без изменения: 10.06.2019 в передаче кассационной жалобы К.Д.А. для рассмотрения в судебном заседании Президиума Волгоградского областного суда отказано. Нарушение права К.Д.А. на защиту, допущенное Красноармейским районным судом г. Волгограда в 2018 г., стало причиной отмены Четвертым кассационным судом общей юрисдикции 19.02.2020 вынесенного обвинительного приговора и причиной нового рассмотрения уголовного дела. Срок уголовного преследования составляет 4 года 6 месяцев 8 дней (с 19.10.2015) и не является разумным сроком осуществления уголовного судопроизводства.

В последующем К.Д.А. уточнил предмет административного иска и просил присудить компенсацию за период с 19.10.2015 по день вынесения решения за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок.

К.Д.А., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Представитель административного истца К.Д.А. – П.А.В. принимал участие в судебном заседании путем использования онлайн-платформы для видеоконференц-связи - ZOOM, заявленные требования уточнил, просил при исчислении общей продолжительности судопроизводства по уголовному делу учитывать период с момента начала осуществления уголовного преследования (19.10.2015) до дня поступления заявления о компенсации в суд, уполномоченный рассматривать такое заявление, - 02.06.2020.

Интересы Российской Федерации в Верховном Суде Республики Калмыкия в соответствии с частью 9 статьи 3 Федерального закона от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее - Закон о компенсации) представляет Министерство финансов Российской Федерации.

В судебном заседании представитель Министерства финансов Российской Федерации Б.К.В., представитель Следственного комитета Российской Федерации, следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Волгоградской области Л.М.А., а также представитель Министерства внутренних дел Российской Федерации В.Н.А. и представитель прокуратуры Волгоградской области К.Н.А., принимавшие участие в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи, просили отказать в удовлетворении административного искового заявления ввиду отсутствия обстоятельств, позволяющих сделать вывод о нарушении разумных сроков на судопроизводство.

Волгоградский областной суд в своих письменных возражениях просил о рассмотрении дела в отсутствие их представителя. В своих письменных возражениях представитель Управления Федерального казначейства по Волгоградской области А.О.И., и.о. начальника Управления Судебного департамента в Волгоградской области И.Д.А., заместитель председателя Волгоградского областного суда К.А.В. просили в удовлетворении административных исковых требований отказать.

Исследовав и оценив представленные доказательства, выслушав стороны, суд пришел к выводу, что заявленное требование не подлежит удовлетворению.

Конвенцией о защите прав человека и основных свобод закреплено право каждого на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Согласно части 2 статьи 1 Федерального закона от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок присуждается в случае, если такое нарушение имело место по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с заявлением о присуждении компенсации, за исключением чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (непреодолимой силы). При этом нарушение установленных законодательством Российской Федерации сроков рассмотрения дела или исполнения судебного акта само по себе не означает нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

В соответствии со статьей 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок; уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные этим Кодексом; продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены Кодексом, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок. При определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя для лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, период со дня начала осуществления уголовного преследования, а для потерпевшего или иного заинтересованного лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как своевременность обращения лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, с заявлением о преступлении, правовая и фактическая сложность материалов проверки сообщения о преступлении или уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства; при определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу по основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой статьи 208 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение потерпевшего и иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

Как следует из материалов уголовного дела № 509945, данное дело возбуждено в отношении К.Д.А. 19.10.2015 старшим следователем второго отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики) Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Волгоградской области П.М.Р. по признакам преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 199 УК РФ, уголовное дело принято им к производству и расследованию. Поводом для возбуждения уголовного дела послужил рапорт П.М.Р. от 16.09.2015 об обнаружении признаков преступления по факту уклонения от уплаты налогов руководством ООО «Хатценбихлер» по результатам налоговой проверки, поступившей из УФНС России по Волгоградской области. Из объяснения К.Д.А. от 28.09.2015 следует, что перед началом опроса ему были разъяснены следующие права: в соответствии со статьей 51 Конституции Российской Федерации не свидетельствовать против себя самого, своего супруга (супруги) и других близких родственников, указанных в пункте 4 статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации; давать объяснения на родном языке или языке, которым он владеет; пользоваться помощью переводчика бесплатно; заявлять отводы участвующим в опросе лицам; заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора; являться на опрос с адвокатом; ходатайствовать о применении мер безопасности. К.Д.А., воспользовавшись положением статьи 51 Конституции РФ, свидетельствовать против себя самого отказался.

Под началом уголовного преследования согласно абзацу 2 пункта 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.03.2016 № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» понимается принятие в отношении лица одного из процессуальных решений, указанных в части 1 статьи 46 или части 1 статьи 47 УПК РФ, в соответствии с которыми оно признается подозреваемым либо обвиняемым, или момент, с которого в отношении лица начато производство одного из процессуальных действий в порядке, предусмотренном частью 1.1 статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, либо следственных действий, направленных на его изобличение в совершении преступления, предшествующих признанию его подозреваемым или обвиняемым.

В соответствии с частью 1.1 статьи 144 УПК РФ лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, разъясняются их права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, и обеспечивается возможность осуществления этих прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы, в том числе права не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса, пользоваться услугами адвоката, а также приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа в порядке, установленном главой 16 настоящего Кодекса.

Таким образом, началом уголовного преследования К.Д.А. необходимо признать дату получения от него объяснений в ходе проверки сообщения о преступлении – 28.09.2015.

В абзаце втором пункта 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.03.2016 № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» разъяснено, что период с момента вынесения определения о передаче кассационной, надзорной жалобы в суд кассационной, надзорной инстанции и до дня вступления в силу последнего судебного акта, которым дело рассмотрено или разрешено по существу, подлежит включению в общую продолжительность судопроизводства (статьи 330, 342 КАС РФ, статьи 291.14, 308.12 АПК РФ, статьи 390, 391.12 ГПК РФ). Согласно пункту 51 постановления, при исчислении общей продолжительности судопроизводства по уголовному делу, производство по которому не окончено, учитывается период с момента начала осуществления уголовного преследования до дня поступления заявления о компенсации в суд, уполномоченный рассматривать такое заявление.

При определении разумности и продолжительности срока судопроизводства суд принимает во внимание, что уголовное дело по расследованию тяжкого налогового преступления отличалось определенной правовой сложностью, его объем составил 27 томов, из них 14 следственных, в период досудебного производства оперативно-следственные действия проводились активно, было допрошено и передопрошено 28 свидетелей и специалист, представители потерпевшего юридического лица МИФНС России № 11 по Волгоградской области, направлено множество запросов для проверки фактических обстоятельств, даны поручения об организации проведения 3 ревизий финансово-хозяйственной деятельности по вопросам неуплаты налогов и сборов, расчета доли неуплаченных налогов, установления и сопоставления видов и количества импортной продукции с количеством и видом реализованных товаров, направлялись поручения о производстве отдельных следственных действий в ГСУ СК по Московской области г. Долгопрудный, Центральный административный округ ГСУ СК России по г. Москве. Указанные действия органов предварительного следствия производились в целях своевременного осуществления уголовного преследования.

Действия органов предварительного следствия, а также Красноармейского районного суда г. Волгограда, Волгоградского областного суда при рассмотрении уголовного дела, производимые в целях своевременного осуществления уголовного преследования и рассмотрения уголовного дела, суд признает достаточными и эффективными. Судебные заседания назначались в установленные законом сроки, слушания велись непрерывно, перерывы по делу являлись необходимыми и обоснованными.

Отмена приговора Красноармейского районного суда г. Волгограда от 5.06.2017, возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения, отмена приговора Красноармейского районного суда г. Волгограда от 14.12.2018 и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от 20.02.2018 не свидетельствуют о нарушении права административного истца на судопроизводство в разумный срок, так как общая продолжительность уголовного судопроизводства - 3 года 10 месяцев 1 день - соответствует критериям разумности.

Допущенные в ходе производства по делу нарушения процессуального закона являлись предметом проверки Волгоградского областного суда, Верховного Суда Российской Федерации, 4 кассационного суда общей юрисдикции и отражены в принятых процессуальных решениях.

Ввиду изложенного доводы представителя административного истца К.Д.А. – П.А.В. о том, что расследование и рассмотрение дела в суде не представляло особой сложности и непрофессионализме следователей и сотрудников полиции являются несостоятельными.

Учитывая установленные по делу обстоятельства, принимая во внимание правовую и фактическую сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий органов следствия и суда, производимых в целях своевременного рассмотрения уголовного дела, общую продолжительность уголовного судопроизводства, Верховный Суд Республики Калмыкия срок уголовного судопроизводства признал разумным и решил в удовлетворении административного искового заявления К.Д.А. о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок отказать.